вторник, 29 марта 2011 г.

Ливия: назовем вещи своими именами

Ирина ЛЕБЕДЕВА

Мировые СМИ не устают распространять победные реляции об успехах «повстанцев», которые после непрекращающихся бомбардировок западными «миротворцами» военных и гражданских объектов Ливии, «отбивают» теперь «стратегические пункты», сравненные с землей объединенными силами западной коалиции. Британский «Индепендент» в воскресном репортаже с места событий с чуть ли не садистским упоением сообщал читателям об обгоревших или изувеченных телах сторонников Каддафи, усыпавших дорогу на подступах к Бенгази. Бомбардировки «коалиции», триумфально передавал репортер, накрыли силы Каддафи в открытом поле – и людям оставалось только гореть в танках, при попытке убежать от бомбежек к дороге их «настигала шрапнель».
Эти пассажи лишний раз подчеркивают чудовищную подоплеку пресловутой «бесполетной зоны» и могут служить свидетельствами вопиющих нарушений Женевских конвенций и протоколов к ним, которыми прикрывалась Резолюция СБ ООН, давая добро на «интернационализацию» международного конфликта. По какому праву авиация «коалиции», разбомбив системы ПРО Каддафи, в «чистом поле» уничтожает военнослужащих суверенной страны, приносивших присягу на верность этой стране?А ведь и Организации Объединённых Наций никто не давал права действовать с вопиющим нарушением собственного Устава, с нарушением принятых ранее и действующих поныне резолюций.
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 от 14 декабря 1974 г. прямо определяет действия, имевшие место при международном вмешательстве в Ливии, как АКТЫ АГРЕССИИ:
1) вторжение вооруженных сил на территорию другого государства (факт вторжения в воздушное пространство Ливии налицо, очевидна и угроза наземной операция с засылом тысяч морских пехотинцев);
2) бомбардировка и применение иного оружия против территории другого государства;
3) блокада портов или берегов другого государства;
4) нападение на вооруженные силы другого государства;
5) засылка вооруженных банд, групп, наемников и т. п. от имени государства, которые осуществляют акты вооруженной борьбы против другого государства, по серьезности сопоставимые с предыдущими пунктами.
Как известно, с принятием Устава ООН в 1945 году угроза силой или ее применение были запрещены за исключением случаев индивидуальной или коллективной самообороны или применения этой меры по решению Совета Безопасности ООН. Право Ливии на коллективную самооборону даже при «конфликте интересов» с Резолюцией СБ ООН остается неотъемлемым. А вот санкция, реализуемая «агрессором», является незаконной по определению. Шеф Пентагона Роберт Гейтс назвал «закрытие воздушного пространства» эвфемизмом войны. По правилам и обычаям войны в международном праве о войне необходимо открыто объявить либо обнародовать соответствующий ультиматум. В случае с Ливией открытого объявления войны не было, однако, как прямо указано в документах международного права, регулирующих вооруженный конфликт, те же правовые нормы должны применяться и при военных действиях, фактически начатых без объявления войны. Формальной «индульгенцией» западной коалиции, рассчитывающей избежать обвинений в агрессии, может служить разве что ссылка на резолюцию 1973, но и этот документ, несмотря на резонно отмеченную в нем «ущербность» и расплывчатые положения о «применении всех необходимых мер» для защиты мирного населения», отнюдь не санкционирует безнаказанное право «коалиции» попирать общечеловеческие и правовые нормы, регламентирующие международный вооруженный конфликт. Напротив, законодательная база междунродного гуманитарного права изобилует такими ограничениями. Не случайно юристы называют право вооруженных конфликтов сводом норм, призванных ограничить последствия вооруженных конфликтов, исходя из гуманитарных соображений и обеспечивая основное право человека – право на жизнь.
В международном праве нет специальных норм, относящихся к воздушной войне. К ней применяются положения Гаагских конвенций 1907 и 1954 годов, Женевских конвенций 1949 года и Дополнительных протоколов 1977 года, относящиеся к сухопутной и морской войне: запрещение бомбардировок незащищенных городов и селений, памятников культуры и др. Особых разночтений в правоприменении этих норм в отношении вооруженного конфликта в принципе быть не может, поскольку кодификацией, конкретизацией и развитием этих норм занималось ограниченное число лиц, и основные методико-правовые указания сформулированы по инициативе Анри Дюнана, а затем Международного Комитета Красного Креста, одним из основателей которого этот правовед являлся. В настоящее время основными источниками международного гуманитарного права являются четыре Женевские конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 года и протоколы к ним, а также IV Гаагская конвенция 1907 года и приложение к ней. Еще IV Гаагская конвенция 1907 года установила норму, согласно которой "воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда противнику". Дополнительный протокол I 1977 года к Женевским конвенциям 1949 года подтвердил и развил эту норму, подчеркнув, что "в случае любого вооруженного конфликта право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы и средства ведения войны не является неограниченным". Более того,  с точки зрения международного права все средства и методы ведения войны делятся на дозволенные (правомерные) и недозволенные (противоправные, незаконные). Разграничиваются определения законных участников конфликта – комбатантов и некомбатантов (гражданское населения), а также незаконных комбатантов (незаконные вооруженные формирования, террористические группировки, пополнившие ряды повстанцев в Ливии и неправомерно записанные коалицией в «мирное население»). Международное право не только не дозволяет третьим странам поддерживать одну из сторон вооруженного конфликта, но и накладывает запрет на использование подданных неприятельской державы против их страны, даже если они состояли на военной службе в этом государстве до начала войны.
К недозволенным методам ведения войны относятся бомбардировки каким бы то ни было способом незащищенных городов, селений, жилищ или строений, уничтожение или разрушение памятников культуры, храмов, госпиталей сооружений и установок, содержащих опасные силы (атомные электростанции, плотины и дамбы). О поврежденных и разрушенных в результате бомбардировок «коалиции» госпиталей, дамб и плотин уже сообщалось непосредственными свидетелями интервенции. Запрещается использовать голод среди гражданского населения в качестве метода ведения войны. Что как не голод грозит лояльному Каддафи населению Ливии в результате замороженных «коалицией» активов ливийского правительства и неспособности режима Каддафи в ближайшие месяцы закупать продовольствие? Морская блокада законна лишь при осуществлении права на индивидуальную или коллективную самооборону или по решению Совета Безопасности ООН в качестве санкции, но и здесь ситуация неоднозначна.. Блокада, осуществленная агрессором, априори является незаконной. Восстановление попранных норм международного права становится главной задачей мировой общественности в преодолении последствий ливийского конфликта, пресечении «прецедентного» права на безнаказанную агрессию, в недопущении переноса военного конфликта в Северной Африке на другие регионы планеты.
Мощь ракетно-бомбовых ударов, нацеленных с воздуха якобы на «военных» сторонников Каддафи, но косящая всех без разбору, многократно увеличила число жертв среди гражданского населения Ливии, которое коалиция якобы взялась защищать. Бесконечные пуски суперсовременных ракет и истребителей, бороздящих небо, оглущительные взрывы бомб, обрушивающихся на жилые кварталы, национальные парки, объекты электро- и водоснабжения, подводные лодки и боевые корабли, направляющие орудия на ливийскую землю, четыре тысячи американских морских пехотинцев, готовых высадиться на ливийском побережье, замороженные активы страны, грозящие населению голодом, - весь этот апокалипсический сценарий «угрозы силой» у границ суверенной страны служит подтверждением того, что налицо действия, определенные международным правом как АГРЕССИЯ.
На прошлой неделе свое резко отрицательное отношение к участию США в ливийской авантюре уже высказали и республиканцы, и демократы, а спикер палаты представителей республиканец Джон Бенер послал президенту США письмо с требованием четкого ответа, какие цели ставит перед собой Америка в ливийской операции. Видный конгрессмен-демократ Деннис Кусинич в обращении к президенту, в свою очередь, подчеркнул, что Америка не собирается финансировать ливийскую военную кампанию, а перенос ответственности на НАТО мало что меняет - 25 процентов расходов на операции североатлантического альянса возложено на США.
Мощные демонстрации протеста против участия США в интервенции в Ливии уже вторую неделю проходят в крупнейших городах Америки. В обращении национального координатора ведущей американской коалиции против войны в Ливии (ANSWER coalition) (1) говорится: «Те же самые глобальные элиты, которые использовали силу оружия для колонизации Африки, завладели их натуральными ресурсами и поработили миллионы людей, теперь изливают бомбовый и ракетный дождь на крупнейший на континенте нефтяной регион. Верх иронии состоит в том, что порочное и одновремено трусливое нападение на Ливию, новые акты массового насилия эти самые эксплуататоры и поработители Африки мотивируют нежнейшими словами о демократии и свободе для ливийцев… Речь идёт о повторе политической линии, которая привела к первой иракской войне в 91-м и к событиям в Югославии в 1999-м...» Соединённым Штатам, считает национальный координатор американской коалиции против войны в Ливии, необходимо реальное политическое движение, способное «оказать сопротивление лжи и схемам демонизации, прочерченным корпоративными медиа ради оправдания агрессии».
Вряд ли застрельщики интервенции в Ливии не подозревают, что действуют в нарушение норм международного права. Молчаливое согласие «людей доброй воли» на войны в Ираке и Афганистане, бомбардировки Югославии стали для стран НАТО своего рода патентом на безнаказанность агрессии, грозящую ответным взрывом уже всем странам мира, не исключая Америку. Марк Шиц, американский эксперт по международной безопасности в правительственной школе имени Джона Кеннеди Гарвардского университета, анализируя события в Ливии на влиятельном портале “Foreign Policy” (2), отмечал, что вмешательством США в Ливию Барак Обама «заложил прецедент» военных дейтвий в интересах «третьих сил», простирающихся за рамки национальной безопасности». Поступая подобным образом, президент США «подрывает интересы национальной безопасности в деле нераспространения… Ключевой урок, который должны вынести такие страны, как Иран, Сирия или Саудовская Аравия из военной интервенции в Ливии, – считает Марк Шиц, - это необходимость сохранить ядерные программы, если они имеются, или запустить их, если таковых нет». «Не исключено, - резюмирует эксперт, - что Каддафи теперь ночами мучает себя вопросом: «Ну зачем я только согласился остановить свою программу по производству оружия массового поражения...»

понедельник, 28 марта 2011 г.

Ливия глазами очевидца-3


Прежде объясню, почему не поделился тем, что видел и испытал в Ливии, сразу по прибытии в Россию первым бортом МЧС – на грузовом самолете Ил-76. А также расскажу, почему я решил написать об этом сейчас.
Во-первых, весь поток дезинформации, который хлынул из рупоров ближневосточных, западных и отечественных СМИ в самом начале столкновений на востоке страны, поставил меня в тупик. Я не мог понять, почему в Твиттере и Фейсбуке с интервалом в 10 секунд появлялись сообщения, в которых говорилось о том, что «огнем охвачены все районы Триполи, что происходят стычки между полицией и мятежниками, а число жертв превысило 100 человек», в то время как я спокойно работал в офисе компании. Подумал сперва: «Пускай, в нашем районе все спокойно. Но за остальные ручаться нельзя». Решил проверить. Поговорил с нашими ливийскими водителями. Те в один голос сказали, что все в центре и районах тихо, никаких беспорядков. Им можно верить, ведь они целые дни напролет колесят по городу вдоль и поперек. И в дальнейшем, уже после эвакуации, я осторожничал, пытаясь выудить крупицы правды в плевелах лжи, которую охотно принимали на веру и муссировали наши телевизионщики. В итоге, из тупика я вышел, поняв, что стоит полагаться только на свои наблюдения и воспоминания, сообщения моих ливийских друзей, а также заметки наших сограждан, которым тоже довелось оказаться очевидцами ливийской драмы. И молчать больше нельзя.
Сегодня ровно неделя, как начались бомбардировки Триполи войсками коалиции. А перед этим в течение почти целого месяца шла тщательно спланированная психологическая атака, закончившаяся победой США. Стоит только задуматься – у кого еще хватит в наше время столько денежных средств и влияния, чтобы вести подобного рода широкомасштабную информационную войну, держать за пуанты руководства крупнейших информационных агентств!
На начало волнений в Киренаике в середине февраля в Ливии не было международных корреспондентов: вся свежая информация о положении дел на востоке страны, столкновениях полиции и мятежников поступала от катарского канала «Аль-Джазира». Ее подхватывали дубайский канал «Аль-Арабия», а дальше CNN, BBC, FRANCE24 и наши СМИ. 20 февраля, накануне начала беспорядков в Триполи, мы с друзьями ездили на Зеленую площадь. Там проводился митинг в поддержку Каддафи, аналогичный тем, что мы видели в предыдущие дни: несколько сотен оголтелых представителей молодежи размахивали зелеными флагами, выкрикивали самый распространенный лозунг тех дней: «Муаммар, Мухаммад, Ливия – и только!». По улице Омара Мухтара – центральной улице города – проносились автомобили, обклеенные плакатами с изображением Лидера. На капотах сидели отчаянные смельчаки, из окон выглядывали орущие парни и девушки в зеленых косынках. В центре площади были установлены широкие наземные баннеры со следующими надписями: «Аль-Джазира – приплод сионизма», «Катар лжет» и т.п. Проходящая мимо молодежь на них плевала. Неподалеку была обустроена импровизированная сцена, с которой доносился так любимый ливийской молодежью регги. Было много пьяных, что удивительно для ливийцев: они никогда не появляются в подобном состоянии в общественных местах. Создавалось очень грустное ощущение запустения и безнадежности. Этим ребятам из так называемых комитетов молодежи заплатило правительство за то, чтобы они вышли на улицы и побесновались для создания видимости народной поддержки Лидера. Так же как прозападные игроки, умело направляющие массовые настроения в нужное им русло, заплатили оппозиционной молодежи. Ведь стоит посмотреть на их лица – безыдейные, праздные, с пустыми взглядами – становится понятно, что тебя обманули. Это не героизированный революционный порыв кубинских парней и девушек, поддержавших барбудас в конце 1950-х гг., и не отважные протесты пражан 1968 года. Демонстранты с обеих сторон в ливийском конфликте – это кричащее «революционное мясо». А рядовые ливийцы – обычные рабочие, торговцы, менеджеры, клерки, инженеры – просто стояли в стороне от мятежа, спокойно и привычно выполняя свою каждодневную работу. Есть старая еврейская пословица: «Когда молодежь смеется, старость задумывается». Пока юные бездельники Киренаики митинговали, а тунеядствующая молодежь Триполитании пела заказные панегирики Каддафи, разумные ливийцы, далекие от политики и, возможно, далеко не все симпатизирующие Лидеру, но верные своему отечеству и охваченные чувством долга, просто работали. Потому что всем нужен хлеб, чтобы не умереть с голоду, все нуждаются в бензине, одежде, электричестве и водопроводной воде – вещах, о которых митингующие не думают.
Основная цель этапа информационной войны, развязанной против Ливии, состояла в том, чтобы посеять панику среди населения и, главное, среди иностранных граждан, работавших в Ливии. Ведь стоит иностранцам покинуть страну – можно без зазрения западной совести ее бомбить, не боясь международных скандалов, связанных с их возможной гибелью от натовских бомб. Главную же задачу западный истеблишмент с лихвою выполнил: внушил всему миру, что Каддафи – злодей, второй Хуссейн (кстати, это растиражированное сравнение лейтмотивом проходит в новостных сообщениях, аналитических статьях, ток-шоу). Вспомним непрестанно повторявшиеся кадры массового сборища в Дерне, проносящегося сквозь толпу автомобиля с вооруженными людьми. Эти кадры транслировали разные каналы – как отечественные, так и европейские – но место развития событий варьировалось: то это был Тобрук, то Адждабия, то Бенгази. Вспомним, на кого ссылались информационные агентства… На эфемерных очевидцев беспорядков, писавших о развитии событий в блогах и социальных сетях. И все сообщения носили устрашающий характер: массовая резня мирных жителей каддафиевскими наемниками, переполненные ранеными больницы, постоянные бомбежки… Дозвонились до нашего сотрудника из Бенгази через пару дней после начала беспорядков. Он сказал, что в городе все спокойно, открыты магазины, работают банки. Единственно, грязно и много мусора после оставленных мятежниками площадей и улиц. Еще замечание: обратите внимание, на кого ссылались информационные агентства, передавая сводку событий из Ливии. На организацию по защите прав человека “Human Rights Watch”, спонсируемую американским финансистом, филантропом и лоббистом Джорджем Соросом. В отношении Ближнего Востока организация ставит своей целью спонсировать борьбу против авторитарных режимов арабских стран. Спрашивается, откуда у них достоверная информация о событиях в Ливии, путь в которую для западных СМИ традиционно заказан?В медине
Войска Каддафи не бомбили Триполи, Международный аэропорт Триполи был открыт. Пока мы дружной колонной направлялись от посольства в сторону аэропорта, то не заметили ни одного признака разрушений – казалось, город живет в мире. И это несмотря на поджоги полицейских участков, ожесточенные перестрелки, пролетавшие трассеры и перекрытые искусственными заграждениями улицы и переулки в спальных районах города. В аэропорту проходила показная демонстрация в поддержку Каддафи. Было ощущение, что ряженные в зеленые одежды парни и девушки хотели доказать: «У нас все хорошо, не поддавайтесь провокациям. Не уезжайте». Встреченный мною в аэропорту знакомый военный переводчик из трипольского пригорода Таджуры сказал, что в то время, как «Аль-Джазира» передавала сообщения о беспощадных бомбардировках, «вокруг было настолько тихо, что было слышно, как поют птицы». Работники «Татнефти» в один голос заявляли, что там, на юге, в тысяче километрах от столицы, они и знать не знали о мятежах и столкновениях, происходивших в прибрежных районах страны. Как только им сообщили об эвакуации, они были в шоке. Зачем? Но по распоряжению руководства собрали что смогли из вещей, оставив, как и мы, все оборудование, аппаратуру, технику, и двинулись в сторону Триполи.
Между тем на центральных улицах города на утро после первой ночи столкновений мятежников с полицией валялись трупы, тротуары были окровавлены. В глубине души засела тревога – а что если и правда будет страшная война? Теперь, по прошествии нескольких недель после эвакуации, легко рассуждать о том, что нужно было остаться, держаться вместе, переждать беспорядки. Тогда, по моей теории, присутствие мирных иностранных граждан сдержало бы военную интервенцию США и Европы. Но что прошло, то прошло.
В десятых числах марта связывался с трипольскими друзьями. Они рассказывали о том, что город живет привычной жизнью. Работают банкоматы, банки, открыты магазины, школы. Звали обратно, с энтузиазмом говорили о том, что нам еще многое надо успеть сделать. Звонил им же несколько дней назад, уже после начала военной операции стран НАТО… Сообщают, что большинство убитых и раненых – мирные жители. Боятся выходить на улицу. Надеяться на то, что за них заступиться Россия и Китай (они ведь должны быть заинтересованы в помощи Ливии, они строили железную дорогу, работали над реализацией ряда крупных проектов в стране). Мои коллеги созванивались с нашими ливийскими сотрудниками. У одного погиб брат с семьей во время бомбежек Таджуры, второй мечется по городу в поисках продуктов питания, чтобы прокормить семью. Продовольствия в городе катастрофически не хватает. Таких историй сотни. Потому что так громко звучащая фраза «точечные бомбовые удары» - это ничто иное как мифологема. Да, мифологема современных власть предержащих, чтобы СМИ «скушали», а толпу не лихорадило от мысли о геноциде и угнетении права человека. Американскому, британскому, французскому солдату наплевать на мирных жителей какой-то там Ливии, о существовании или местонахождении которой он прежде никогда не знал (как, кстати, и абсолютное большинство наших граждан). Потому что Ливия в современную постиндустриальную эпоху развитых электронных СМИ никогда не была ньюсмейкером. И, прежде всего, потому что среднестатистическому солдату глубоко наплевать в кого стрелять и что бомбить. Если, конечно, он не кинематографический герой военного фильма, терзаемый угрызениями совести и чувством вины. Этому солдату привили пренебрежение ко всему, что связано с Востоком. Террористический Ближний Восток, угнетенная женщина Ближнего Востока – это тоже мифологемы современного общества. Если продолжать тему, то можно сказать, что наше сознание полно таких мифов, распространяемых и раздуваемых все теми же СМИ.
Выступления американских антиглобалистов в антивоенных демонстрациях против внешнего военного вторжения в Ливию также кажутся спланированными. США хочет показать, что у них помимо «ястребов» есть «голуби». Считаю искренними митинги греческой молодежи против войны в Ливии, антивоенные выступления египетских активистов в Каире. Хотя, наверно, я чересчур критичен. В конце концов, нам нечем похвастаться – отечественные профсоюзы и левые в стороне от акций международной солидарности.
Не хочу делиться прогнозами. Вообще, как говорил Эрнест Хемингуэй (и я с ним согласен), «нельзя писать о войне, как и о девушке, что она мать, пока она не разродится». СМИ торговали информацией, но забывали о правде. В погоне за сенсацией, они принимали на веру сомнительные сведения, и, в честолюбивом стремлении оказаться первыми, способствовали распространению лжи. Ситуация похожа на ту, что сложилась в начале войны в Южной Осетии, когда западная пресса под нажимом грузинских СМИ (не исключена поддержка тех же пресловутых США) обвинила Россию в развязывании военных действий на территории Грузии. Тогда, помимо основного фронта, был открыт электронный фронт в Интернете, в котором шла настоящая война отечественных и грузинских блогеров. Борьба протекала как на российских, так и на зарубежных сайтах, и мы, в конечном итоге, одержали победу. Сейчас снова пора выходить на международную арену и писать о правде и неправде в военном конфликте в Ливии.
В заключении, расскажу о настроениях внутри ливийского общества. Я проработал в стране 9 месяцев – не так много, как многие, но и не так мало, чтобы остаться безучастным к жизни ливийцев. Большинство поддерживает Каддафи, который является примером для подражания для многих мальчишек и гордостью ливийцев. Ведь он уже 41 год ведет страну по совершенно особому пути, претворяя в жизнь концепцию Джамахирии – власти народных масс. Пускай, теория, изложенная в небезызвестной «Зеленой книге», далеко не всегда совпадает с практикой (нет бесплатной раздачи продовольствия, исходя из фактических нужд населения; не реализована в полной мере концепция «вооруженного народа»; не соблюдается концепция собственности и т.д.). Но в стране проведены и проводятся популярные социальные реформы (о которых уже немало сказано в статьях наших журналистов), планомерно претворяется в жизнь не имеющий аналогов в мире проект «Великой рукотворной реки». В то же время у Лидера есть и своя разумная оппозиция. Она осуждает Каддафи за его баснословные денежные накопления в европейских банках, за закостенелость правящей верхушки, за отсутствие свободы слова. Молодежь смотрит телевизор, пользуется Интернетом, который открыл им весь мир, и начинает сравнивать экономическую ситуацию в Джамахирии с изобилием современных благ в Европе и Америке. Они осознают, что при грамотном расходе колоссальных средств, получаемых страной от одной только добычи нефти (около 50 млрд. долларов в год), страна может развиваться куда более быстрыми темпами: строить заводы, развивать городскую инфраструктуру, орошать большее количество земель, нежеЧасовая площадь в мединели чем это делается сейчас, тем самым укрепив продовольственную безопасность страны. Медленно продвигается развитие туризма, возможностей для которого в Ливии предостаточно. Старшее поколение припоминает безрассудные, на его взгляд, действия Каддафи, предпринятые им в 1970-80-ые, когда он вел войну с Чадом, оказывал военную поддержку угандийскому диктатору Иди Амину, устраивал публичные казни ливийских диссидентов из числа местной интеллигенции.
Со всеми минусами и плюсами, Муаммар Каддафи стойко и достойно держится у власти, в то время как его тунисский и египетский коллеги бежали из страны после начала национальных волнений. Бессовестная и лицемерная военная операция стран НАТО, хочется надеяться, сплотит враждующие стороны перед лицом внешнего агрессора. Но в одиночку им не выстоять. Обидно, что Каддафи предал его лучший друг Берлускони, что молчат правительства арабских стран, а Катар, наоборот, вероломно отправляет свои ВВС в поддержку войскам коалиции. Тяжелым камнем висит груз вины за то, что Россия не воспользовалась правом «вето» при голосовании за принятие 1953-ей резолюции СБ ООН, легко бросив на произвол судьбы своего важного экономического партнера и чуть ли не единственного оставшегося верного союзника на Ближнем Востоке. Видимо, у нашего руководства есть личные интересы в принятии такой равнодушной позиции.

воскресенье, 27 марта 2011 г.

Сколько самолетов НАТО поразила ПВО Каддафи?


Ливийские источники утверждают об уничтожении восьми самолетов противника. Правда, пока имеется точное подтверждение относительно лишь одного — американского F-15E Strike Eagle. Судя по тому, что он упал над территорией, контролируемой повстанцами, перехват осуществил один из ЗРК дальнего радиуса действия С-200 (SA-5 Gammon по классификации НАТО). Разумеется, американцы в свойственной им манере поспешили распространить информацию о том, что он "потерпел крушение в результате технических неполадок".
Напомним, что США и их союзники очень неохотно признают свои потери. Взять, к примеру, их воздушные операции, начиная с агрессии против Сирии и Ливана в 1982 году. Именно там американцы впервые столкнулись с С-200, который на дистанции 190 километров сбил палубный самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Е-2С Hawkyey.
картинка
Для них это было подобно выплеснутому на голову ушату холодной воды, поскольку без самолетов ДРЛО боевая авиация США лишалась "глаз и ушей". А подавить "двухсотку" помехами американцам также оказалось не под силу. Более того, С-200, как показал опыт боев над Ливаном, поражал постановщики помех ЕА-6В Prowler. И как заявил "Правде.Ру" пожелавший остаться неизвестным эксперт Академии ВКО им. Г.К. Жукова, ракеты "двухсотки" наводились на них по их же помехам. Пентагон даже не подозревал, что у сирийцев могут быть средства ПВО с такими возможностями. Правда, потери от использования С-200 они упорно отказывались признавать. Но почему-то американская авианосная группировка, оказывавшая помощь Израилю, отошла от берегов Ливана, не выполнив всех поставленных задач.
Или взять мартовскую операцию "Пожар в прериях" 1986 года против Ливии. Тогда попытки американской палубной авиации пересечь "Линию смерти" над заливом Сирта в течение 23-26 марта были пресечены при помощи все тех же С-200ВЭ "Вега". Находившиеся в стране военные советники из СССР свидетельствовали об уничтожении трех американских штурмовиков А-6Е Intruder.
картинка
Пентагон эти потери отрицал. Как и то, что операция "Пожар в прериях" потерпела провал. Американцы пытались представить ее как "разведку боем". В результате понесенных тогда потерь они пошли другим путем, чтобы избежать потерь от огня С-200. 15-17 апреля 1986 года они снова обрушились на Ливию. Но уже не со стороны моря, а со стороны пустыни, откуда ливийцы их не ждали. И на малых высотах, оставаясь практически неуязвимыми для имеющихся у ливийцев ЗРК.
И хотя потом они пытались представить операцию "Каньон Эльдорадо" как безупречную, таковой ее все же считать нельзя. Один из истребителей-бомбардировщиков F-111 удалось сбить огнем из ЗСУ "Шилка". Эту потерю американцы отрицали, пока Каддафи не продемонстрировал фрагменты уничтоженного самолета.
картинка

До "Шилки"
картинка

После "Шилки"
Также имеются данные об уничтожении еще одного истребителя-бомбардировщика F-111, на этот раз в результате работы С-200, который упал в нейтральных водах Средиземного моря. Поражение цели произошло уже после того, как противник, разгрузившись над Ливией, уходил на базы. Еще один поврежденный средствами ПВО Ливии F-111 дотянул до базы. Эти факты американцы не признали.
Исходя из представленных Багдадом данных, во время "Бури в пустыне" против Саддама Хусейна иракские средства ПВО поразили до ста целей, включая беспилотные летательные аппараты и вертолеты. Однако американцы и представители Международной коалиции долгое время этого не признавали. И часть потерь не признают даже сейчас. Особенно тот факт, что иракским ПВО удалось поразить по меньшей мере четыре современных на тот момент истребителя F-15.
картинка

Американский вертолет CH-47 Chinook, сбитый иракскими ПВО
Американцев понять можно: признавать то, что их новая на тот момент техника остается уязвимой для средств ПВО, с которыми они столкнулись еще во Вьетнаме, было очень и очень неприятно. Однако когда иракские военные продемонстрировали кадры уничтоженных F-15, Пентагону пришлось оправдываться. Его представители пытались представить дело так, будто Хусейн показывает всему миру не несколько сбитых F-15, а один, который также потерпел катастрофу в результате технических неполадок. Впрочем, в результате анализа данных фото и видеосъемки удалось установить, что машины были поражены над разными районами страны.
картинка
И, разумеется, американская пропаганда разнесла на весь мир то, что якобы истребительная авиация ПВО Ирака не способна эффективно перехватывать американские средства воздушного нападения. Впрочем, факт остается фактом: уже в первые минуты начала операции "Буря в пустыне" иракский перехватчик МиГ-25 уничтожил ракетой "воздух-воздух" над Басрой американский истребитель-бомбардировщик F/A-18С Hornet (бортовой номер 163484).
"Отрицание" собственных потерь сопровождало и карательную операцию НАТО против боснийских сербов. До последнего времени руководство альянса признавало лишь потерю французского "Миража 2000", отрицая потерю одного из участвовавших в налете F-16, сбитого 2 июня 1995 года.
Во время агрессии 1999 года против Югославии представители НАТО также не хотели признавать свои потери от работы югославской ПВО. Например, комментируя информацию относительно уничтожения 2 мая истребителя F-16, они снова упорно стремились доказать, что причиной его падения на территории Сербии стали технические неполадки. Правда, позднее, когда сербы продемонстрировали его фрагменты с характерными следами от подрыва ракеты ЗРК С-125, американцы были вынуждены признать эту потерю.
картинка
Тем не менее, Пентагон отказался признавать потерю второго истребителя-бомбардировщика F-117 (первый был сбит над сербской деревней Будановцы), который, согласно просочившейся в СМИ информации, упал за пределами территории Югославии.
картинка
Или взять десятилетнее пребывание войск НАТО в Афганистане. Как известно, общий счет потерям НАТО по вертолетам идет на десятки. Однако по старой традиции, согласно официальной информации альянса, большинство из них "потерпели катастрофу" в результате "технических неполадок".
картинка
картинка
картинка

Все это всего лишь "сломалось";)
Исходя из всего выше перечисленного, выводы о "неэффективной работе" ливийской ПВО делать преждевременно. Всего Триполи было поставлено шесть дивизионов С-200, четыре из которых находятся в рабочем состоянии. Не случайно в числе главных целей для авиации НАТО в первый день войны стали именно "двухсотки", поскольку, как открыто признали американские военные, участвующие в операции, "советские SA-5 Gammon представляют реальную опасность" для самолетов альянса.
картинка
Согласно хвастливым заверениям официальных представителей военного блока, на исходе 22 марта Каддафи лишился 90 процентов имевшихся у него средств ПВО. Можно предположить, что потери он понес серьезные. Достоинств у С-200 масса, в том числе и ее заявленная помехозащищенность. Однако главный недостаток "двухсотки" состоит в ее низкой мобильности и большой уязвимости от тех же крылатых ракет Tomohawk.
Однако ПВО Каддафи, несмотря на свою архаичность и устарелость более 90 процентов её средств, все равно представляет для действий авиации НАТО серьезную опасность. У альянса нет точных подтверждений уничтожения ливийской ПВО. По имеющейся информации, Каддафи распорядился до получения особого приказа пока не вводить в бой имеющиеся у него "двухсотки". И факт падения очередного F-15 по причине "технической неисправности" может заставить говорить о том, что такой приказ все же был получен.
Но даже если Полковник лишится всех своих "двухсоток", для НАТО будет затруднительно с большой эффективностью и без потерь проводить воздушные операции на высотах ниже 4,5 километра. В распоряжении сил Каддафи до начала конфликта имелось достаточно средств ПВО для поражения целей противника на малых высотах, в том числе ПЗРК и зенитной артиллерии.

четверг, 24 марта 2011 г.

СМИ в февральской информационной войне против Ливии

После паузы взятой ливийскими СМИ в период 17-20 февраля, что объясняется тем, что руководство страны анализировало данные с мест и определялось с линией поведения. Первым, кто ответил Западу на поток упреков и обвинений в «массовых убийствах мирного населения», был сын лидера революции Сейф Аль Ислам. Его появление на ТВ в ночь с 19 на 20-е февраля не стало большим сюрпризом уже хотя бы потому, что многие считают его преемником отца и приверженцем реформ в стране. В своем выступлении, длившемся около 45 минут он обозначил принципиальную линию руководства страны, которой, как показали дальнейшие события, руководство Ливии, в целом, придерживается по сей день.

Главным в его речи стали упоминания об иностранном вмешательстве и подстрекании к мятежу и о том, что ни при каком условии его отец никуда не уйдет. Кроме того, мятежникам было предложено, по сути, мировое решение в обмен на пакет различных уступок и преобразований. «…Мы вступаем в период Второй Джамахерии,… мы будем обсуждать, и принимать новые современные законы, будем принимать Конституцию страны...», — заявил С. Аль Ислам, впрочем, не забыв и «про кнут» для тех, кто не одумается.
Несмотря на заметное волнение C. Аль Ислам, выглядел вполне убедительно, и его выступление стало прологом к короткому появлению его отца в эфире канала «Джамахерия» ночью 21 февраля. Держа над головой зонт, что было весьма символично, Каддафи заметил, что находится ни в какой, ни в Венесуэле, а в Триполи и ни куда не собирается уезжать.
Между тем информационная война против Ливии набирала обороты и к третьему дня конфликта определились основные «вруны» на фронте противоборства СМИ.
Первенство по лжи и инсинуациям прочно заняла катарская «Аль–Джазира». Второе место по праву отнесем проамериканскому иракскому каналу «Аль Арабийя». Справедливости ради заметить, его репортажи дышали такой ненавистью к официальному Триполи, а журналисты так бесцеремонно подсказывали в прямом эфире, что и как говорить интервьюируемым, что порой казалось, «Джазира» просто таки вещает от лица Каддафи. Третье место поделили между собой еще одно детище Пентагона – канал «Аль Хурра» и «старое доброе британское» Би Би Си. Остальные СМИ, и региональные и мировые сбились «в кучу», повторяя в основном сводки «Аль Джазиры» и «Аль Арабийи».
картинка
К ним, в полной мере, следует отнести и российские СМИ, которые стали говорить что то «от себя» после первых двух недель кризиса, когда стало ясно, что Триполи устоит. Тем более, что некоторые бородатые рожи, мелькающие на экранах с изображением пустыни, до боли напоминали героев репортажей с фронтов чеченских войн и сводок об «антитеррористических» операциях в Дагестане. «Упс!!!...».
Вкратце рассмотрим механизм информационной агрессии против Ливии на примере телевидения. Он состоит из нескольких основных факторов. Первым является – эмоционально-экспрессивный. Выражается в частности, в драматическом художественном и музыкальном оформлении заставок новостей и аналитических программ. Это — красочные коллажи из флагов, лиц, протестующей мимики и жестов, обязательно – присутствия женщин и детей. И все это на фоне драматической или трагической музыки с формированием смысловой заставки – лозунга, типа «Ливия – в огне восстания». Служит подготовке восприятия сознанием зрителя основного информационного материала в нужном контексте.
Второй — фактурно-ситуативный. Состоит в определенной форме подачи зрительного и текстового материала. Выражается в строго определенных ракурсах съемок, выборе панорам, объектов и субъектов репортажей. Создается иллюзия присутствия гораздо большего количества людей, чем есть на самом деле. Обязательны смены статики и динамики картинки — вводятся кадры бегущих фигур, какой то деятельности, перемежающиеся крупными планами страдающих или раненых людей. При этом намеренно искажается реальность – невозможно или крайне трудно привязать место к городу, улице, времени, числу. Используется монтаж и намеренное тиражирование, и перенос репортажей с их отсрочкой от реальных событий на два — три дня. Например, Аз Завия была окончательно освобождена от террористов к 6 марта. Ливийские СМИ уже 7-го числа показали репортаж из центра города. «Джазира» сообщила о «якобы освобожденном городе» 9-го и уже окончательно подтвердила этот факт 10 марта. Также ровно неделю показывали повстанцев у арки с надписью – «Добро пожаловать в Рас Лануф» — как доказательство того, что город в руках повстанцев. А между тем – эта арка стоит у въезда в жилой городок работников нефтекомплекса в Рас Лануфе – а не в сам город.
картинка
Третий фактор – дезинформационно-контекстуальный. Может быть сформулирован, как «врите как можно больше и чаще». Тут и объявление о «варварской бомбежке морского порта в Мизде» на третий день кризиса (Мизда – город в глубине пустыни Хамада к юго-западу от Триполи), и многочисленные звонки от «очевидцев» с мест событий.
Я сам слышал взволнованный голос такого очевидца, вещавшего о бомбежке районов Сук Аль Джумаа и Фашлюм в Триполи, как раз проезжая в момент репортажа по этим районам. Тут и всякого рода карты с изображениями кто, какой город или район контролирует, и интервью о том, что «…вот на моих глазах убило целую деревню мирных жителей...», или, «…я видел, как бомбили город, в котором располагается больница…». Поди, пойми, что бомбили: город, больницу?
Во всем вышесказанном преуспели все без исключения мировые СМИ, кроме, разве что китайских, собственно местных, и, может быть латиноамериканских – автор их не смотрел. При этом никто из упомянутых средств информации, ни разу за все время конфликта не показал НИ ОДНОГО УБИТОГО ИЛИ РАНЕНОГО гражданского жителя Ливии. Ни на западе, ни на востоке! Не было показано ни одного уничтоженного гражданского объекта типа больницы, школы или общественного здания. Ни одного объекта гражданской инфраструктуры, кроме горевшего (одного) нефтяного танка в Рас Лануфе, подорванного по данным Триполи отступавшими бандитами. Ни одного кадра удара по гражданским объектам! Ничего из того, о чем так вдохновенно врали «Джазира» и «Аль Арабийя» и того, на основании чего Евросоюз и НАТО делают свои выводы о ситуации в стране.
Как, впрочем, не было сказано, что Мустафа Абд Эль Джалиль, Нури Месмари, Шалькам и другие высокопоставленные чиновники, в одночасье ставшие революционерами, все они незадолго до февральских событий были отстранены от должностей и находились фактически под следствием по обвинениям в коррупции, получении взяток и казнокрадстве.
Что за чудовищная трансформация произошла с каналом «Аль Джазира», прославившемся некогда своим беспристрастным и профессиональным освещением событий в Ираке, не входит в эту статью. Этот факт, равно как и то, что вообще стоит за подоплекой мятежа в Ливии, что происходит сейчас в арабском мире, почему Катар иногда называют «вторым Израилем», кто финансирует арабские СМИ и где обучают их ведущих новостей и журналистов и чьими подданными они являются, кем были их родители и чем они «знамениты», — все это станет предметом подробного освещения на новом глобальном ливийском ТВ канале «Аль Мухит» (Океан) – его вещание на нескольких языках на весь мир станет ответом катарским и прочим врунам. Ливия готовит контрнаступление на информационном фронте, и по некоторым сведениям, компромата на некоторых государственных деятелей и их СМИ будет представлено предостаточно.
Пока же ливийские СМИ достаточно грамотно отражают атаки на сознание собственного народа и порой, даже прорываются наружу, донося правду до слушателей и зрителей планеты. Рассмотрим основные способы информационного противоборства ливийских СМИ с развязанной против страны войной в эфире.
Первый – объективно–фактический. Как ни странно, самым лучшим противоядием от лжи и выдумок, оказалась правда. Журналисты местных СМИ брали интервью у жителей, спрашивая каждого, какое сегодня число, месяц и время? Потом, сопоставляя репортажи «Джазиры» с якобы того же самого места в это самое время, люди видели, что никто никого не бомбит, на улицах не стреляют и ровным счетом нет ничего из того, что показывают на весь мир. Придерживаясь принципа правдивого изложения фактов, подкрепленного таким незатейливым приемом, ливийцам удалось избежать обвинений в фальсификации и подтасовке фактов, что в изобилии присутствует в западных и некоторых арабских СМИ. Это, кстати, позволило не прибегать к глушению вещания почти всех иностранных СМИ, кроме той же «Джазиры», которую заглушили на ее основной частоте, но, позволили впоследствии вещать на резервной, поскольку в Ливии ее уже все равно кроме как «лживой собакой», практически никто по-другому не называет.
Второй фактор – идеологический. То, чего так не хватает в современной России, не забыли и не отменили в Ливии. Пропаганда государственного строя, ценностей ливийского общества, исторических примеров из антиколониального прошлого страны, экономических и социальных достижений – все это было многократно усилено, но, при этом, не заняло более 30% эфирного времени. Удельный вес был смещен в пользу аналитических программ, круглых столов с участием видных политологов, общественных деятелей, богословов, представителей племен и молодежных организаций. К числу нововведений следует отнести начало формирования в мировоззрении ливийского общества понятия «моно ливийской общности народа, единого и живущего в единой стране». Это, пожалуй, первая серьезная попытка властей изменить родоплеменное сознание большинства населения. Кроме того, направленность репортажей о мятежных районах не носила характер враждебности, в пику откровенному вранью «Аль Джазиры», дикторы ливийских СМИ принимали звонки и сами созванивались и с Мисуратой и с Бенгази, в прямом эфире общаясь с реальными очевидцами событий.
Третий фактор – концентрически-сетевой. Выражается в массировании информационных усилий на всех СМИ в определенное время («прайм-тайм»). Все каналы – Джамахерия, Аш Шабабия (Молодежный канал) и Ар Рыйадийя (Спортивный новостной канал) согласовано передают основные информационные блоки, обращения руководства страны, политические, местные и международные новости с последующим разнесением репортажей по стране, с охватом происходящего в различных местах страны, противопоставляя тем самым факты в реальном масштабе времени ложным реляциям из-за рубежа.
Практически полностью закрыв Интернет, власти Ливии добились прекращения потока подстрекательских и ложных информационных сообщений. Издержки этого решения окупились общественным спокойствием и блокированием каналов обмена данными и координации действий экстремистов.
Несколько слов об отношении ливийских СМИ к России. Следует отметить, что основной тон российских передач и репортажей о Ливии в Триполи естественно заметили, но не стали реагировать. Остались без официальных комментариев запальчивые пассажи насчет того, что «Каддафи – политический труп» (тут как говорится, поживем – увидим, во всяком случае, ему очередные выборы не грозят), и Указ № 1970 о реализации мер по выполнению Резолюции ООН. Первое официальное упоминание о России в связи с ситуацией относится к концу февраля и связано с информацией о том, что «…российские спутники следят за обстановкой в стране и данные с них не подтверждают факты бомбежек мятежных территорий…». Вскоре после этого, выступая 2 марта перед журналистами М. Каддафи призвал российские компании (в числе китайских, турецких и бразильских) прийти в Ливию и занять место западных в нефтегазовом секторе страны. Первыми российскими журналистами, приехавшими в Триполи с начала конфликта стала группа канала Russia Today. Она сделали несколько довольно объективных репортажей об остановке в столице страны, и была принята М. Аль Каддафи. Журналисты ВГТРК и 1 канала, почему то появлялись и в Бенгази, и на границе с Тунисом, но никак не в Триполи. Информативность и тон их репортажей я судить не берусь, но они мало чем отличались от их западных коллег. В целом, оценивая информационное поле Россия – Ливия в эти дни, можно сделать вывод о сдержанной и выверенной позиции ливийцев, предпочётших не комментировать заявления и действия российской стороны с одной стороны, и, в целом, прозападную позицию наших СМИ с постепенным выравниванием акцентов по мере вытеснения мятежников на восток страны. Это было заметно и по изменениям во фразеологии, и по выводам журналистов и аналитиков. Влияние на смену акцентов в официальных СМИ оказали и многочисленные заметки в очевидцев событий, в том числе, и эвакуированных из Ливии россиян, опубликованные в Интернете.
С приездом первых иностранных журналистов (Си Эн Эн, Russia Today) в Триполи, информационная блокада Ливии дала еще большую трещину. Объективная и взвешенная позиция руководства ливийских СМИ, позволивших гостям самим все увидеть своими глазами и беспрепятственно общаться с гражданами страны, сделала свое дело – тон аналитических отчетов и новостных сводок ряда зарубежных СМИ к 10 марта существенно изменился. Можно констатировать, что ливийские СМИ дали организованный отпор развязанной против страны компании лжи и дезинформации и выиграли первый этап информационного противоборства. Ставка на правдивое освещение событий и максимально возможную, в сложившейся ситуации, открытость себя оправдала. А для «Аль Джазиры» и некоторых других информационных каналов эта история может закончиться информационным банкротством.
Кирилл Анатольевич Тереенков
Специальный корреспондент информбюро «Восток-Центр»
г. Триполи, Ливия
24 марта 2011